МАКС (рассказ)

07.07.2018 16:43
 
 
 
Когда на душе было тошно, Макс Биркин приходил на лодочную станцию, поднимался на мостик, дугой перекинутым через Саксагань, и часами мог смотреть на водную гладь, на плавающих лебедей, на скользящие вдоль берега лодки, подавляя желание броситься вниз головой.
Во всем мире был только один человек, на которого он мог положиться: Андрей Полевой.
Но в этот раз, впервые за все время, Андрей не поддержал его.
- Алло.
- Андрей, это Макс.
- Привет, Макс.
- Завтра у меня свидание.
- Поздравляю. С кем?
- С Лизой.
- Это случайно не та самая, что мы видели в...
- Да, это она.
- Где вы встречаетесь?
- Пока не знаю. Хотел спросить тебя, может, ты что посоветуешь?
- Я посоветовал бы вообще с ней не связываться.
- Это почему же?
- Глупый вопрос, Макс. Ты ведь взрослый человек.
Макс позвонил Илье Илинину, хоть и знал, что тот считает его рохлей.
- Не знаешь, куда повести подругу?
- Почему не знаю? Знаю.
- Тогда в чем вопрос?
- Понимаешь, она не такая, как все. Она необычная.
- Даже так? Ух! Ладно, тогда своди ее, скажем, в «Синюю бороду» или в «Плюшевый бублик».
 
***
Лиза пришла вовремя. Высокая, длинные черные волосы, большая грудь и длинные ноги. Одета по последней моде: высокие ботфорты и короткая, приталенная с опушкой дубленка.
- Привет.
- Приветик. Ты меня не поцелуешь? – Лиза сложила трубочкой свои пухлые губки.
Макс с жадностью прилип к ее губам. Лиза его оттолкнула.
- Эй, потише. Потише. Не все сразу.
- Извини.
- Не извиняйся. Нужно быть поуверенней, – Лиза взяла Макса под руку. – Ну, куда ты меня поведешь?
- Как насчет «Синей бороды»?
«Синяя борода» оказалась закрытой на ремонт. Они спустились в метро, сели на трамвай и через двадцать минут добрались до «Плюшевого бублика». Но в «Бублике» было сильно накурено, и Лиза отказалась там находиться больше двух минут.
- Так куда мы сейчас? – спросил Макс.
- Ты меня спрашиваешь?
- Нет.
- Нет? Хорошо, как насчет «Шоколада»?
- «Шоколад»? Отлично! – сказал Макс, хотя понятия не имел, что это за заведение.
Они зашли в «Шоколад», шикарное кафе со стеклянными дверьми и мягкими диванчиками вокруг круглых столиков. Официантка принесла меню. Макс, близоруко щурясь, стал листать страницы. Лиза, улыбаясь, наблюдала за ним. Макс оторвался от меню, пододвинул ей.
- Выбирай, что хочешь.
- Выбери сам. На твое усмотрение.
Через час Макс позвонил Андрею, сказал, что на мели, и попросил привезти денег.
Он встретил Андрея у дверей.
- Посидишь с нами?
- Нет. Вот деньги.
- Спасибо, братик.
- Вижу, ты не послушался моего совета.
- Понимаешь, Лиза сказала, что я ей очень нравлюсь, как человек.
- Не развешивай уши и меньше пей.
- Нет-нет, я не пьян. Понимаешь, она, по-моему, в меня влюбилась.
Когда Макс вернулся за столик, Лиза курила.
- Как тебе мои ресницы? – спросила она и заморгала.
- Восхитительно.
- А мои ногти? – сжав сигаретку губами, Лиза продемонстрировала руки.
- Восхитительно, – повторил 
Макс.
- А что, если я тебе скажу, что это все не настоящее, искусственное?
- Я люблю тебя, Лиза!
- Макс, ты – прелесть.
Макс махнул официантке:
- Нам еще бутылку шампанского!
 
***
Макс позвонил Полевому через неделю.
- Андрей, мне нужен твой совет.
- Ты все равно сделаешь по-своему.
- Андрей!
- Хорошо, говори.
- Мы с Лизой решили жить вместе.
- Поздравляю.
- Я не знаю, как своей матери сказать.
- Скажи, как есть.
- Я про ее дочку.
- У нее есть ребенок?
- Лена. Пять лет... Алло, ты меня слышишь?
- Да, все совпадает.
- Что совпадает? Ты о чем?
- О своем. Не важно.
- Так как мне матери сказать? Или пока молчать о ее дочке?
- Если спросит – то скажи, как есть.
- Она будет жить с ее матерью.
- Тогда это все упрощает.
- Я тоже так думаю.
- Скажи, ты твердо решил с ней жить?
- Да. А что?
- Просто быстро вы как-то.
- А у тебя с Юлей не так было?
- Нет. Не так.
 
***
Два месяца они жили относительно спокойно, ссорясь не больше трех раз на неделю. После ссор обычно следовали бурные постельные примирения с тысячью нежных слов и десятками выкуренных в постели сигарет. Во время ссор Лиза называла Макса «свиньей» и «ублюдком», во время примирений – «масиком» и «бельчонком»; а Макс никогда не называл ее иначе, как Лизой.
Переехав к Максу, Лиза отправила дочь к своей матери. Мать жила в другом конце города, и это было не очень удобно, когда – каждый вторник – Лиза ездила проведывать дочку. А последние три недели она ездила еще и по субботам, начав задерживаться допоздна, возвращаясь домой на такси под утро. Эти поездки вызывали у Макса чувство сильного беспокойства, а в последнее время – и подозрения.
И он проследил за ней.
Весело покачивая бедрами, Лиза зашла в подъезд серой пятиэтажки в трех кварталах от их дома.
Макс, куря сигарету за сигаретой, битых два часа нервно вышагивал перед подъездом, заглядывая – насколько позволяла возможность – в окна. Потом он обратил внимание на дерево, растущее напротив дома, чертыхнувшись, что не заметил его раньше, побежал к нему. Была середина осени, на улице еще только начинало темнеть, во дворе было полно детей и их родителей, и Макс, в полной мере осознавая весь идиотизм ситуации, принялся карабкаться на дерево.
В этот момент одно из окон третьего этажа зажглось, и обнаженная женщина, встав с кровати, подошла и закрыла шторы. Это продолжалось две-три секунды, но вполне достаточно, чтобы Макс узнал в обнаженной женщине Лизу, и увидел лежащего на кровати – тоже обнаженного – мужчину, который, смеясь, что-то ей рассказывал.
Макс застонал и затряс руками ветви дерева.
- Эй, ты! Извращенец! А ну спускайся. Только детей пугаешь! – раздался снизу бодренький голосок.
Макс посмотрел вниз и увидел с полдюжины старушек, вооруженных палками и вениками. Макс извинился и быстро слез с дерева.
Слезы обиды наворачивались на глаза; злоба и ярость душили его. Увидев Лизу с любовником, он хотел сразу же забежать в подъезд, ворваться в квартиру, и убить в постели обоих. Но вид воинственно настроенных старушек немного охладил его, и он, вжав голову в плечи, понуро побрел вдоль улицы; время от времени, сам себе удивляясь, он разражался истерическим, захлебывающим смехом.
Потом он остановился, достал пачку сигарет, жадно закурил. Ему не хотелось идти домой. Выпуская облачка дыма, он стоял посреди тротуара, раздумывая, куда податься. Решил зайти в «Плюшевый бублик», там всегда можно было встретить знакомых и забыться за бокалом пива.
За одним из столиков сидел Илинин с каким-то рыжим бородатым очкариком под сорок. По сравнению с высоким и крепким Илининым, очкарик выглядел просто рыхлым крохой.
Илинин увидел Макса, замахал руками.
- Сюда. Сюда, дружище!
Макс подошел и сел. Заказал официантке пиво. К столику подошла высокая, темноволосая девушка, уселась рядом.
- Какими судьбами, Макс?
- Зашел пивка пропустить.
- У Макса появилась необычная девушка, - сказал Илинин.
- Да ну! – Темноволосая девушка, вскинув брови, посмотрела на Макса.
- Это не интересно, – сказал Макс.
- Еще как интересно, – сказал Илинин.
- Рассказывай, Макс, – сказала темноволосая девушка. Ее звали Ритой Чайкиной.
- Тут кто-то что-то рассказывает? – к столику подошел и плюхнулся рядом с Ритой невысокий, плотный, порядочно подвыпивший Жека.
- Сколько же вас здесь?! – сказал Макс.
- Сколько ни есть – все свои, – сказал Илинин. – Не отвлекайся от темы, Макс.
- Я смущаю Макса? – спросил Жека. Потом повернулся к Илинину: - Во втором зале, у барной стойки, те девчонки, о которых ты спрашивал.
Илинин указал на Макса:
- Макс может порешать насчет любых девочек.
Жека, прищурив пьяные глаза, посмотрел на Макса.
- Сомневаюсь.
- Мальчики, мальчики… – запищал рыжий бородач. – У нас ведь дама за столом!
Илинин хлопнул бородача по плечу.
- Макс, разреши тебе представить Петера, поляка. Он сегодня всех нас угощает.
- Илюша... – пропищал Петер и обменялся с Максом рукопожатием.
- Ну так где твоя необычная девушка, Макс? – спросила Рита.
- Дома.
- Дома? Пока ты тут тусишь? Да, она наверное действительно необыкновенная девушка, раз не боится отпускать одного такого парня!
Все за столом засмеялись. Макс покраснел и встал из-за стола.
- Мне нужно позвонить.
- Только не долго, – крикнул ему в спину Илинин.
Макс вышел во второй зал, протолкался к барной стойке, и заказал рюмку коньяку. Потом резко обернулся – ему кто-то положил руку на плечо.
- Не пугайся, это я, – сказала Рита. – Не закажешь и мне?
- Еще рюмку коньяку, – сказал бармену Макс.
Рита опрокинула рюмку и закусила долькой лимона.
- Рассказывай, как поживаешь.
- Нормально.
Рита взяла его за руку.
- Не обижайся на смех за столом. Ребята уже порядочно набрались, вот и веселятся. Рассказывай.
- Лиза мне изменяет.
- Кто?
- Лиза. Девушка, с которой я живу.
- Ты уверен.
- Да. Она говорила, что ездит проведывать дочку, а сама... Эх! Бармен, еще рюмку!
- Велико ли дело! Я тоже, например, сегодня сказала своему крокодилу, что задержусь на работе: переучет. А сама здесь, с Жекой.
- Ты и Жека?..
- Ага. Но так, не серьезно. Я все еще не могу полностью отвязаться от Саши. Кстати, ты давно видел Андрея? Он совсем нигде не появляется.
Макс понимающе улыбнулся.
- Он женился. Ты не знала?
- Нет. Давно?
- Уже несколько месяцев.
- Закажи мне еще рюмочку.
- Отставить! Нас сегодня Петер угощает.
Рита обернулась.
- Илья?
- Он самый, – сказал Илья.
- По-моему, твой Петер голубой, – сказал Илье Макс.
- Думаешь? – Илья задумался. – А ведь действительно он голубой, – сказал он.
- Я тебе об этом уже говорила, – сказала Рита. – Успел убедиться?
- Он поцеловал меня в шею.
- Надеюсь, ты ему врезал?
- Нет, но сейчас врежу, – Илья повернулся, и затерялся среди танцующих в зале.
- Илья! Илья! – Рита повернулась к Максу: - Пойду найду его, пока он не натворил глупостей.
Макс кивнул, заказал очередную рюмку. Выпил, закусил долькой лимона и нетвердыми шагами вышел из «Бублика».
 
***
Когда он вернулся домой, Лизы все еще не было. Он долго смотрел в высокое зеркало в коридоре, перед которым Лиза любила краситься, изучая свое худое, скуластое лицо с горящими, воспаленными глазами; а потом принес из комнаты стул и запустил им в зеркало. Зеркало разлетелось вдребезги, а Макс глухо рыча от злобы и бессилия, забежал в комнату и бросился на кровать, впившись зубами в подушку. И отключился.
Из забытья его вывел звонок в дверь, до противности громкий, острой, режущей болью отозвавшись в голове. Он посмотрел на часы: было почти три пополуночи.
Он нехотя слез с кровати и побрел к двери.
- Кто?
- Максимка, это я.
Макс посмотрел в глазок. За дверьми стояла Лиза.
- Убирайся к черту! – закричал он в замочную скважину. – Убирайся к своему хахалю!
- Максимка, ты о чем? Что случилось? Открой, пожалуйста, дверь.
- Я видел! Видел! – продолжал кричать в замочную скважину Макс. – Видел, как вы с ним там, в постели…
- Максим, открой дверь. Открой, пожалуйста, дверь, и мы все спокойно обсудим.
- Не открою. Потому что если я открою – ты мне мозги запудришь. Знаю я тебя: я не открою.
- Максим, не будь ребенком, открой дверь!
- Убирайся к своему хахалю, сука!
- Хорошо, – сказала Лиза, и Макс услышал стук ее каблучков. 
Макс снова посмотрел в глазок: Лизы не было на площадке. Ушла. Он до боли стиснул голову руками и застонал – то ли от боли, то ли от страха навсегда потерять Лизу. Потом открыл дверь, и закричал в подъезд:
- Лиза! Лиза!
- Не кричи. Я здесь, – Лиза вышла из-за угла. – Иди ко мне, дурачок.
Макс упал перед ней на колени.
- Я испугался, что ты ушла. Испугался, что ты пойдешь к нему. Я убью тебя, Лиза. Убью.
Лиза (поглаживая взъерошенную голову Макса, прижатую к ее животу):
- Дурачок. Мой милый дурачок. Ну зачем мне к нему уходить?
- Лиза, зачем ты это сделала? Зачем?
- Потому что не могла иначе. Он такой же хороший, как и ты. Он так этим на тебя похож.
- Я убью тебя, Лиза. Клянусь, что убью...
- Дурачок. Мой милый дурачок. Вставай, пошли в квартиру, а то всех соседей переполошим.
 
***
Полевой нашел его рано утром на мосту лодочной станции, дугой перекинутым через Саксагань. Макс стоял, держась руками за бортик моста и, наклонившись к воде, что-то бессвязно бормотал, уставившись вниз невидящим взглядом.
- Вот ты где, – сказал, подходя, Полевой.
- Как ты меня нашел?
- Звонила Рита. Говорила, в «Прянике» ты был каким-то подавленным. Вот я и решил, что ты здесь.
- А мне она говорила, что уже сто лет тебя не видела.
- Это точно. Лет сто, не меньше.
- Вчера в «Бублике» творилось черт те что.
Полевой, элегантно облокотившись спиной о бортик моста, закурил.
- Который час? – спросил Макс.
- Скоро восемь.
- Уже поздно.
- Ты о чем?
- Раньше надо было бросаться с моста. Теперь поздно. Скоро начнут приходить гуляющие, не дадут утопиться по-человечески. Хотя, я все равно бросился бы, если бы ты не пришел.
- Брось дурить.
- Нет, я правда бросился бы. Хотя, по правде сказать, надеялся, что ты меня найдешь. Не знаю как, но найдешь, и в нужный момент остановишь.
- Это из-за Лизы?
- Понимаешь, – сказал Макс, - мне впервые в жизни захотелось остепениться. Захотелось счастья. Обычного человеческого счастья, понимаешь? Хотелось чего-то по-настоящему настоящего.
Полевой усмехнулся.
- По-настоящему настоящего? Забавно.
- Хочешь сказать, такого не бывает?
- Почему не бывает? Бывает. Ведь жизнь – штука довольно серая, дружище. Кончай дурить, пошли, отвезу тебя домой, – сказал Полевой, и бросил в воду окурок.
Олег САДОВОЙ,
г.Кривой Рог